Дверь в преисподнюю

Я пил всегда. Мои родители пили всегда. Родители моих родителей пили всегда. Не напиваясь до пьяна, но всегда. Не только по праздникам, но и к ужину. И с раннего детства, глядя на их довольные лица, я думал - это хорошо. Это хорошо, только я ещё маленький и мне этого нельзя, как нельзя маленьким водить машину или самолёт. Вот подрасту, и мне можно будет водить машину или самолёт и выпивать. Мои родители и родители моих родителей осуждали пьяниц, которые шатались и валялись в канаве и я их осуждал. Мне говорили, что во всём должна быть мера, и я соглашался и ждал времени, когда мне тоже можно будет выпивать и водить машину или самолёт. Ведь водить машину или самолёт очень почётно, просто маленьким нельзя.

Так и выпивать. Мои родители и родители моих родителей продолжали аккуратно выпивать в праздник и к ужину, и когда на работе нервотрёпка. Они и сейчас продолжают это делать, правда, всё менее и менее аккуратно и не только к ужину, но и с утра. И не "Посольскую", как раньше, а всё подряд. А я ждал и дождался. Первая же выпитая рюмка вызвала неукротимое желание выпить ещё, и ещё, и ещё. Первые же в моей жизни пьянки привели меня в вытрезвитель. На студенческих праздниках я не праздновал - я ждал, когда будут наливать. Теперь я понимаю, что я уже тогда, в детстве и юности, ни разу не выпив, уже был болен алкоголизмом. Наверное, наследственно. Кто бы это объяснил? Меня мягко журили, говорили, что я не знаю меры. А я тренировался, пытаясь развить чувство меры. Тщетно. Я мог не пить месяцами, но стоило выпить одну рюмку, и остановить меня было невозможно. Гораздо проще было остановить паровоз.

Я женился в 21 год на замечательной девушке Альбине, которая все эти годы несёт вместе со мной мой тяжкий крест. Сколько горя, бессонных ночей, слезливых раскаяний, пустых обещаний выпало на долю этой миниатюрной, славной женщины. Но тогда считалось, что я просто не умею пить. Я и не стремился особенно.

Масла в огонь подлила приснопамятная антиалкогольная компания. Талоны на водку ведь надо отоваривать. Вот и дожидались мы очередного праздника - я с вожделением, жена с замиранием сердца. Поскольку водки на талоны продавали мало, то праздник для меня заканчивался употреблением одеколонов, лосьонов, сердечных настоек, тяжелейшим похмельем, враньём на работе. А настоящая беда была всё ближе и ближе.

И вот свершилось! Демократизация. Либерализация. Специалисты не нужны. Оборонные предприятия - закрыть. Все в бизнес. Водку на каждую остановку троллейбуса. В любое время суток. И я в бизнес. И пришла беда. Отсутствие дисциплинирующего фактора производства (отгулы и больничные листы не нужны), шальные деньги, круглосуточная доступность низкокачественного алкоголя в красивых зарубежных бутылках, заблуждение, что вот она настоящая жизнь, довершили дело. Я стал настоящим закоренелым убеждённым алкоголиком. Бедная моя семья.

Неудачная попытка суицида, пресечённая моей женой, которая, что-то почувствовав, решила вернуться домой и вызвала «скорую», заставила задуматься. Наблюдение, что у непьющих людей дела идут в гору, а у меня и таких, как я, всё рушится, заставило задуматься. Несмелые реплики моей жены о необходимости лечения и полароидные фотографии, сделанные моим старшим сыном, меня, валяющегося под унитазом, заставили задуматься. Я начал поиски специалистов и методов.

С 1995 года я вёл борьбу с алкоголизмом с переменным успехом. Различные методы внушения приводили лишь к краткосрочным ремиссиям длительностью не более года. Далее возникало чувство неполноценности, чувство "белой вороны", пропадал интерес к жизни и... петля снова затягивалась, дверь в преисподнюю отворялась.

Протрезвев, я снова собирал необходимые деньги и бежал к другому специалисту. В декабре 2000 года накануне новогодних праздников, понимая, что эти самые праздники своей семье опять испорчу, я прибегнул к "оружию последней надежды"- имплантации препарата "Эспераль".

Сменил работу, друзей. Ремиссия длилась 3 года. И тогда ни один врач не объяснил, что лечение - это целый комплекс мероприятий и одной имплантацией не обойдёшься. Тем не менее, в семью опять пришёл мир и покой.

За эти три года я провёл газ в свой дом, сделал дорогостоящий ремонт, купил навороченный компьютер для своих детей, сменил мебель, свозил всю семью на курорт (они это давно заслужили) подумывал о смене автомобиля и вот: симптомы, предшествующие срыву, появились с лета 2003г. То, что это опасные симптомы, я не знал, так как не был знаком с книгой А.В. Мельникова и не обратил на них никакого внимания. Результат закономерен. При попытке "культурно" выпить с коллективом по поводу надвигающегося нового года чуть не искалечил жизнь свою и своей семьи. Доблестные милиционеры в вытрезвителе провели воспитательную работу резиновым «демократизатором» и травмировали единственный глаз. (До этого я так гонял свою семью, что перепуганная жена вызвала милицию.) Странно, раньше такого никогда не случалось. Далее с 31.12.03 по 5.01.04 я пил пиво, не сильно напиваясь, но и не трезвея. Видимо от обиды, боли, чувства вины. Все эти дни меня упорно преследовали суицидальные мысли. Хорошо, что у меня есть привычка, прежде, чем что-то сделать максимально узнать об интересующем вопросе. Хватило пьяного ума просмотреть несколько сайтов в интернете, посвященных самоубийству и выяснить, что это очень плохо, и не является решением проблем. Степень мучений абстинентных и душевных описать невозможно.

Таким образом, имея опыт трёхлетней трезвой спокойной жизни, я заглянул в адскую пропасть, из которой повеяло невыразимыми мучениями и смертью. Самое страшное, что дверь, ведущая к этой пропасти, всегда во мне и замок на ней ненадёжен. Достаточно лёгкого движения руки (одна рюмка) и дверь эта широко открыта. И сколько же надо сил, что бы её притворить, если ещё успеешь.

Тем не менее, протрезвев и сведя с морды лица бланши - результат воспитательной работы милиции - я стремглав побежал в наркодиспансер, где по моей настоятельной просьбе мне анонимно поставили укол антабуса.

Никакого дополнительного и параллельного лечения, направленного на укрепление пошатнувшегося физического и психического здоровья, мне предложено не было. Напротив, доктор отговаривал меня от укола, ссылаясь на то, что он вреден для печени и на то, что я и так всё понимаю, и со мной не надо проводить никакой работы. Следовательно, я не настоящий алкоголик. Но я знаю, что проблема лежит глубже уровня понимания. По степени желания и невозможности ему сопротивляться, а так же по реакции моего организма на алкоголь, я понял, что проблема эта не только психического плана, но и биохимического, что подтверждает в своей книге доктор Мельников. Так или иначе, я убедил участкового нарколога, проплатил в бухгалтерию и получил свой укол. Реакция была кошмарной.

Понимая, что этого мало, я начал обшаривать всемирную паутину в поисках информации об алкоголизме и методах борьбы с ним. Познакомился с рядом публикаций зарубежных авторов, рассматривающих алкоголизм с точки зрения аюрведы и предлагающих различные трудноприменимые практически способы лечения. Среди отечественных публикаций в основном статьи о вреде алкоголя, о чём я знаю почище иного нарколога. И вот, когда я почти совсем уже отчаялся мне попался - о, удача - сайт доктора А.В. Мельникова, на котором всё названо своими именами. На нём же читателя знакомят с бесценной книгой Доктора А.В. Мельникова "АЛКОГОЛИЗМ Руководство по выздоровлению для пьющих людей и их близких". Эта замечательная книга очень тактично ведёт диалог с несчастным пьющим человеком, не только показывая тупиковость и пагубность алкогольного пути, но и вселяя надежду в наши измученные нарзаном сердца. Самое главное, эта книга предлагает практические шаги, простые и понятные, без всякой трансцендентальной белиберды, и без трепанации черепа с блокадой центра удовольствий. Какое уж тут к черту удовольствие.

У меня появилась и крепнет надежда с помощью книги доктора Мельникова повесить огромный амбарный замок на дверь, ведущую в ад.

Залишити відповідь